Перейти к содержимому


Фото
- - - - -

Ты - мне, я - тебе [3]


  • Закрытая тема Тема закрыта
1 ответов в этой теме

#1 Дыхание жизни

Дыхание жизни

    Великий герой

  • Members
  • 1560 сообщений

Отправлено 13.10.2017 22:01

История про торговца Райота Клаймбдана, проживавшего в славном городе Иллениуме, его друга и чародея Али Старколлера, Стихийную лихорадку и демографическую политику градоначальника Януса Грайвмака.

 

ЧАСТЬ I    http://forum.nura.bi...-ты-мне-я-тебе/

 

ЧАСТЬ II   http://forum.nura.bi...ы-мне-я-тебе-2/

 

 

 

Подтверждённые догадки Али Старколлера

Понадобилось три недели, чтобы пересечь холмы.

 

Кому-то может показаться, что тряска в повозке на жёстких древках оружия занятие скучное, от слова совсем. Но Райот воспринимал те редкие моменты, когда он забирался в телегу, как дар Хранителей. Не проходило и часа, чтобы караван не останавливался, точно врытый в землю – чаще всего, конечно, из-за сломанных колёс. Парень воспринял ту неприятность около Иллениума как досадный инцидент, но теперь понял, что это, скорее, закономерность.

 

Путешествовать, руководствуясь, мягко говоря, неточной картой, которую, судя по всему, наскоро набросал пятилетний ребёнок, довольно быстро было охарактеризовано им как «безумие». Но, выползая из повозки в пятнадцатый раз, Райот откопал в глубинах своего сознания слово «идиотизм». Память неохотно показывала размытые образы, где его отец, злой до чёртиков, входит в дом, бросает затупившееся копьё в угол и швыряет на стол новое расписание караула.

 

-Четыре дня в неделю, из которых один – воскресенье! Идиотизм, не иначе!

 

Это было единственное резкое слово, что Райот слышал от своего родителя. По большей части из-за матери, что вечно одёргивала  мужа, стоило ему опуститься в речи до уровня солдатни.

 

Из-за отсутствующей левой руки, единственная работа, которую доверили Райоту – придерживать целое колесо, пока остальные караванщики снимали старое. Может, это и ерунда, но Клаймбдан почему-то втайне гордился тем, что ни разу ещё колесо не выскальзывало из его цепких пальцев. А ведь в этой части Аквиллиона почти всегда тарабанил дождь, и уронить кусок отшлифованного дерева было делом недолгим.

 

Али стал больше раздражаться. Райот поначалу не понимал, почему. Излишне самокритичный характер сначала заставил парня искать причины в себе – может быть, в том разговоре, что они вели от Иллениума до холмов, он задел чародея нелепым замечанием? Но долгий путь и совместные (хоть и не равноценные) усилия заставили их лучше понимать друг друга. Райот понял, что Али, сехметовец до мозга костей, куда комфортней чувствует себя среди горячих песков. Терпеть беспроглядные ливни холмов, которые торговцы за глаза прозвали Мокрыми, стало для Старколлера настоящим испытанием. Он, конечно, не мог продрогнуть  благодаря маленькому оранжевому кристаллу у себя за пазухой. Однако унылый грязно-зелёный пейзаж отнюдь не добавлял Али оптимизма. Признаться, Райот, кутаясь в синюю мантию своего учителя, тоже терял всякое желание вести беседы. Исподлобья он глядел, как лужи на их пути постепенно сменяются маленькими озерцами, прислушивался к чавканью, с которым ноги верблюдов выдирались из грязи, к скрипу повозок и ругательствам караванщиков.

 

А ругались торговцы беспрестанно! Поводом могло послужить всё, что угодно – от очередного разбитого колеса до заупрямившегося верблюда. Пару раз у Райота было очень неприятное ощущение, что промокшие до нитки караванщики только и ждут повода, чтобы наброситься с бранью и на него – он был младше всех, и у него не было никакой возможности отвесить сдачи. Но он, повторюсь, не давал им никакой возможности – пальцы здоровой руки могли посинеть от натуги, но колесо не роняли. К тому же, когда напряжение сехметовских купцов достигало своего пика, рядом как бы случайно прохаживался Старколлер. Его присутствие оказывало на товарищей куда более освежающее воздействие, чем бесконечная пелена дождей Мокрых холмов.

 

Однажды, на середине второй недели блуждания (Райот определяет эту часть своего путешествия именно таким образом, за неимением более подходящего слова) по слякоти, случилось им пережить несколько очень неприятных часов незапланированной стоянки. Клаймбдан, не забыв снять мантию Али, тут же с готовностью выпрыгнул из повозки и пошлёпал вперёд, к началу  колонны. Его обогнал наёмник – тот самый, что изначально патрулировал  дорогу, то забегая далеко вперёд, то отрываясь от них на милю-другую, чтобы убедиться в отсутствии погони. Как и прежде, он показался Райоту слишком субтильным для своей кровожадной профессии, но поскольку его выбирал из числа прочих сам Али, чьи суждения Клаймбдан уже давно стал принимать за прописную истину, он посторонился. Сквозь прорези нелепого шлема, выполненного в виде птичьей головы, Райот успел разглядеть проблеск пурпурных глаз.

 

Не сказать, что его это сильно удивило – представители древнейшей расы проживали и в Иллениуме на равных с людьми и орками. Но их отличала особая флегматичность и твёрдое нежелание путешествовать. Особенности питания заставляли вампиров держаться вблизи поселений разумных рас. Из всей разношёрстной компании горожан они более всего походили менталитетом на сехметовцев – желание выжить и необходимость хотя бы периодически пить кровь сделало из вампиров очень хороших торговцев. Отсюда, кстати, слухи про их гипнотические способности. Плата за их товары, какими бы они ни были, весьма необычна, но взглянем на это с другой стороны – «кровавая» валюта есть у каждого, главное не переусердствовать.

 

Словом, Райот был удивлён скорее не вампиру как таковому, а его присутствию так далеко от источника пищи. Вслух он, конечно, этого не сказал. Да и время не ждёт, как и три колеса, что нуждаются в немедленной починке.

 

Когда он чуть ли не проплыл к первой телеге в колонне, он понял, что что-то не так. Торговцы кричали, словно ноги каждого из них переехала вся их незатейливая процессия с верблюдами вместе. Издалека Райот услышал крик «Пошлите за Старколлером!», и тут уже действительно взволновался. Какого бы масштаба не была проблема, караванщики предпочитали решать всё тут же, на месте, без привлечения добродушного Али. Его присутствие могло понадобиться, только если наметились признаки второго Катаклизма.

 

Райот едва протиснулся между мокрыми тряпками, что когда-то были красивыми походными одеяниями, и остановился, будто налетел на невидимую стену. Единственная ладонь непроизвольно сжалась в кулак, чтобы унять дрожь.

 

Причина поломки была очевидна. Сложно было не заметить загноившийся, кишащий белыми червями череп, в котором застряла одна из деревянных спиц. Глаз у мертвеца не было - выклевали вороны, единственные, хотелось бы верить, любители падали за много миль вокруг. Но самым страшным было не это – нижняя челюсть покойника двигалась вверх-вниз, словно он пытался что-то прохрипеть, но не мог.

 

За спиной Клаймбдана началась непонятная возня, и спустя секунду вперёд с белым лицом выбежал Али. Грубо отпихнув Клаймбдана, он присел на корточки и принялся внимательно изучать живой череп. Отколовшейся от колеса щепкой подцепил одну из личинок. Отбросил в сторону, чуть ли не лёг в грязь приблизив ухо вплотную к страшной находке. Пара торговцев, из тех, что послабее, всё-таки рассталась со своим утренним пайком, наёмник-вампир следил же за происходящим абсолютно бесстрастно.

 

-Что тебе рассказал череп, Старколлер? – ехидно поинтересовался один из торговцев. –Погода будет такая же мерзкая, как эти твари в его мозгу?

 

Слабенькая шаровая молния чуть ниже спины заставила остроумца искать ближайшую лужу с достаточным количеством воды. Что бы ни понял Али, он решительно отказывался об этом говорить. Вытянув руку  в сторону конца каравана, он дождался, пока к нему размытой стрелой не прилетит его изогнутый посох. Затем, шумно вздохнув, прошептал что-то невоспроизводимое и легонько, почти нежно коснулся белого черепа.

 

Ослепительная вспышка на миг озарила окрестные холмы. Когда же присутствующие раскрыли глаза, они увидели лишь кучку грязного пепла – череп исчез. Пропал и Али, но Райот, на миг запаниковав, оглянулся и обнаружил своего наставника понуро бредущим обратно к своему верблюду. Красивый посох корягой волочился за своим владельцем, то и дело цепляясь за траву и гладкие камни.

 

-Ладно! – гаркнул торговец. –Мы видели вещи и похуже…

 

-Я – нет, - авторитетно заявил ближайший к Райоту сехметовец. –Это самое мерзкое, что мне за свою жизнь доводилось видеть.

 

-А ты у нас, значит, долгожитель?..

 

-ТАК! – вдруг рыкнул наёмник, перекрывая растущий гам. –Я вас охраняю, пока вы в пути. Пока эта телега и две другие сломаны, я не гарантирую, что вступлю в бой. Так что шевелитесь!

 

Возражать никто не смел. Караванщики отработанными движениями достали очередное колесо, Райот схватил его, почти не соображая, что делает. Ему очень хотелось поговорить с Али, поскольку тот (а в этом парень был уверен) понял гораздо больше, чем рассказал.

 

Увы, вернуться к наставнику ему удалось лишь спустя четыре часа. Когда Райоту стало казаться, что его рука уже никогда не сожмётся в кулак, ему, наконец, бросили, что он свободен. Чуть ли не бегом он бросился к повозке, где застал Али в худшем из настроений. Чародей что-то бессвязно бормотал, поминутно ныряя рукой в карман за трубкой и табаком только для того, чтобы затем в раздражении запихнуть их обратно. Едва ли можно найти на свете человека, что пробовал закурить в то время, как ему на голову выливают вёдра воды, а Старколлеру не хотелось быть первым.

 

-Держи, - Али бросил продрогшему до костей Райоту кристалл Огня в точно такой же небрежной манере, как бросал ему утром большую корку хлеба. Клаймбдан вздрогнул, но поймал. Удивительное ощущение! Словно по застывшим жилам потекла кровавая лава - кристалл согревал до кончиков пальцев, но не обжигал. Ощущения схожи с теми, когда выходишь из ледяной воды, и тебя тут же укутывают в мохнатое полотенце.

 

-Спасибо! – искренне поблагодарил Райот, но его явно не слушали. Старколлер в очередной раз полез за табаком, но вдруг, будто опомнившись, с силой огрел себя посохом по руке.

 

-АЙ! – вскрикнул он, но тут же мгновенно улыбнулся, демонстрируя два золотых клыка. – Вечно забываю.

 

Молчание.

 

-У тебя вопросы? – бесцветным голосом поинтересовался Али. –Задавай. Да не бойся ты так, клянусь Аль-Сехметом, что моё настроение было бы гораздо лучше, если бы природа не ввела запрет на курение.

 

-Что это было? Что за… мертвец?

 

-Мертвец и есть. Покойник.

 

-Но он...

 

-Двигался? Стало быть, мне не показалось. Мне и двадцати караванщикам. Прости! – Али почти кожей почувствовал осуждающий взгляд своего протеже. –Ты мог заметить за эти две недели, что я немного отошёл от роли солнечного мальчика. Весь этот… дождь. Скажи, почему эти холмы не носят пафосного названия вроде «Холмы дождевой завесы» или, скажем, «Ливневая пелена»? Почему именно Мокрые? Отвечу – потому что мокрыми могут быть волосы, после того, как ты попал под дождь. Мокрыми могут быть пелёнки, после того, как в них провёл день ребёнок. Мокрая на тебе и мне одежда. И эти холмы, они тоже мокрые, понимаешь?..

 

Я ничего не имею против дождя, Райот. Поверь, мне даже нравилось, сидя на подоконнике башни магии в Иллениуме, попивать компот и думать о высоком, в то время как с неба падали капли. Но там мой табак был сух. И я не видел перед собой то… О чём, наверное, старался не думать.

 

Али сделал глубокий вдох и скороговоркой выдал то, что утаил от остальных, словно боялся – ещё секунда – и не хватит духу:

-Когда начался Катаклизм, ты можешь себе представить панику всех разумных рас. Ты и я не можем  даже отдалённо понять ту жуть, что ледяной рукой стиснула сердца аквиллионцев. Это была геенна огненная. Армагеддон. Но что-то погнало нас всех – я бы сказал, инстинкты – в определённом направлении. К воде.

 

Взгляни ещё раз на ту карту, что я тебе дал. Все города – Иллениум, Файерабис, Аль-Сехмет, Олаонда – находятся на берегах морей. Но Аквиллион огромен. И большая часть населения проживала в глубине континента.

 

Этот зомби, да-да, они так и называются, один из многих тысяч жителей, что… Райот, он из тех, кто не успел добежать до берега. Полвека пепел, земля и песок прятали истерзанные тела от наших взоров.

 

Но ты видишь, что происходит, - Али широким жестом обвёл чёрные небеса, - Вода обнажает старые раны нашего мира.

 

-Поэтому вы так разозлились на пошутившего караванщика, - потрясённо проговорил Райот, изучая грани кристалла. Казалось невероятным, что та природная сила, что сейчас отогревает его от многочасовой работы под тяжёлым ливнем, могла так жестоко обойтись с великим множеством живых существ.

 

-Нет, я разозлился на него, потому что он редкий тупица, убеждённый в остроте своего ума, - отмахнулся Старколлер, слегка стегнув верблюда - впереди, наконец, началось движение. –Кроме шуток, если и есть что-то в этом мире, что я на дух не переношу, так это глупцов.

 

-Поэтому решили уйти из Иллениума пораньше?

 

Райот Клаймбдан сам не знал, почему задал этот вопрос – он просто сорвался с языка. Раньше он бы ни за что не позволил себе высказаться подобным образом о своём родном городе. Но Али, откинув голову назад, громко расхохотался.

 

-Именно! И поэтому взял тебя с собой, Райот.

 

Всё ещё посмеиваясь, Али выхватил из сумки кусок небольшой рваной бечёвки и лихо закрутил в хвост падающие на лоб тёмные волосы.

 

-Ещё неделя до Песков, Райот Клаймбдан. Крепись!

 

Парню показалось, что последней фразой его наставник пытался настроить больше самого себя, и уже собирался сказать это вслух, но благоразумно промолчал. Его только что назвали умным – не стоит портить впечатление, верно?..

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ:   http://forum.nura.bi...ы-мне-я-тебе-4/


Сообщение изменено: Дыхание жизни (15.10.2017 23:51)

  • Лео Бонарт нравится это

Очень бывший неравнодушный игрок.
Жрец.
Люблю писать... и держать в курсе.


#2 Дыхание жизни

Дыхание жизни

    Великий герой

  • Members
  • 1560 сообщений

Отправлено 15.10.2017 00:52

Если у вас есть какие-либо замечания, или вы заметили ошибки/несоответствия - большая просьба сообщать о них. Спасибо.


Очень бывший неравнодушный игрок.
Жрец.
Люблю писать... и держать в курсе.



0 посетителей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых