Перейти к содержимому


Фото
* * * * * 1 голосов

Ты - мне, я - тебе [2]


  • Закрытая тема Тема закрыта
Пока никто не отвечал в этой теме...

#1 Дыхание жизни

Дыхание жизни

    Великий герой

  • Members
  • 1558 сообщений

Отправлено 12.10.2017 20:34

История про торговца Райота Клаймбдана, проживавшего в славном городе Иллениуме, его друга и чародея Али Старколлера, Стихийную лихорадку и демографическую политику градоначальника Януса Грайвмака.

ЧАСТЬ I - 
http://forum.nura.bi...-ты-мне-я-тебе/

 

 

Становление Аль-Сехмета

 

Манера Старколлера недоговаривать действительно важных вещей начинала уже по-настоящему бесить Клаймбдана. Но апогей пришёлся на день отбытия Али из Иллениума. Удобно устроившись на верблюде и помахав собравшимся зевакам, он слегка отстал от каравана, а затем с деланым удивлением обратился к своему ученику, что с грустным видом стоял в воротах, сжимая тонюсенькую брошюрку по экономике:

-А ты почему без вещей? Ты едешь с нами.

 

Али терпеливо ждал, пока у его ученика закончатся ругательные слова, а затем помог ему забраться на повозку. Поскольку никакого имущества у нищего Райота не наблюдалось, он отправился в неизвестность прямо в том, в чём был. Удобно устроившись на тюках с кое-какими товарами, он, надувшись, уткнулся носом в свою книжку. Али, посмеиваясь, стеганул верблюда, и нагруженный сверх меры экипаж  покатил вдогонку за колонной.

 

Райот глядел на колонки цифр невидящими глазами, думая лишь о том, как воспринимать эту новость. С одной стороны, ему до смерти хотелось увидеть Аль-Сехмет, о котором Старколлер отзывался с такой нежностью, что можно было подумать, что он лично собрал город по кирпичику. С другой ему было непонятно, зачем кому-то захотелось взять с собой калеку, который в пути будет лишь обузой. Кто-нибудь пробовал отбиваться от ифритов с одной действующей рукой? Это как сделать вытяжку из языков баньши, не имея под рукой толстых книг или хотя бы булыжника.

 

-Не стоит волноваться, - Али, как оказалось, следил за ним. Наверное, переживания отразились на лице Клаймбдана. –Я, как ты мог заметить, не на флейте перед кобрами играю и не карточные фокусы показываю.

 

-Это здесь причём? – спросил Райот, позабыв о своём решении не говорить с наставником минимум триста миль.

 

-А при том, что караван в безопасности, пока я рядом. Ты и понятия не имеешь, какие тайны скрывает в себе Город-в-Песках. Впрочем, - он подозрительно оглянулся на Иллениум, что теперь едва виднелся позади них, - едва ли их больше, чем в вашем поселении. Или других.

 

-Олаонда и Файерабис? – спросил Райот.

 

-А, значит, запомнил? – судя по всему, Али был очень доволен этим фактом. Его смуглый рот постоянно растягивался в улыбке. Клаймбдан заметил одну особенность – когда улыбался его друг из Аль-Сехмета, его настроение тоже невольно поднималось. Но если в Иллениуме на пороге ратуши начинал свою речь Янус, демонстрируя толпе безупречную белизну своих зубов, по его спине начинали бежать мурашки.

 

-Позволь рассказать. Аль-Сехмет и Иллениум – не единственные поселения в Аквиллионе, - пустился в разъяснения Али, легонько ткнув посохом верблюда, что, воспользовавшись невниманием наездника, решил перейти на бредущий. –Вы жили в изоляции с самого Катаклизма, а потому можете этого не знать. Наш город выстоял, хотя, конечно, многие погибли. Но мы не могли себе позволить зажаться в стенах. Пустыня слишком требовательна к своим жителям. Вода, еда и оружие ценились намного больше таллов. С 10-ого года старой эры сехметовцы отправляли экспедиции в разные концы Аквиллиона – чаще всего, конечно, вдоль берегов Светлого моря. Пятнадцать лет опасные предприятия лишь уносили жизни, люди всё больше впадали в уныние… Тебе это знакомо, верно? – грустно произнёс чародей, обернувшись к Райоту. Тот кивнул с совершенно непроницаемым лицом.

 

-Одно из предприятий закончилось успешно. Оглушительно успешно. На юго-востоке Аквиллиона было обнаружено зарождающееся портовое поселение. Это позволило нам задуматься о морском сообщении с этим городом, а также обеспечить себя рыбной продукцией.

 

-Что же мешало вам отлавливать рыбу самостоятельно?

 

-Хороший вопрос. Наши воды удивительно недружелюбны к морским обитателям – они слишком солёные. Осадки выпадают редко (под редко я подразумеваю никогда), насекомых практически нет – как следствие, нет и рыбы. Что касается обнаруженного поселения – Олаонды – там картина совсем другая. Рядом болотистая местность, множество коралловых рифов и водорослей. Султан и его советники стали думать о том, как оказаться полезными этому поселению, поскольку на улицах люди уже начинали падать в обморок.

 

-Почему просто не попросить помощи?

 

Райот не успел закончить вопрос, как тут же понял, что произнёс страшную глупость – Али посмотрел на него с таким перекошенным лицом, что на секунду Клаймбдану показалось, что его ударят. Они играли в гляделки около десяти секунд. Непослушный верблюд всё же свернул с дороги, чтобы пожевать травы.

 

-Уроженцы великого города Аль-Сехмета никогда не просят о помощи, - надменно проговорил Старколлер. Он с избыточной силой ткнул в бок верблюда, и тот, взвыв, побежал вперёд. Повозка, натыкаясь на камни, то и дело подпрыгивала.

 

-Но почему?..

 

-Да потому, мой дорогой друг, что нас воспитывала сама природа. Помолись небу о дожде в пустыне – как думаешь, он пойдёт? Попроси песок об урожайном годе – взойдёт ли твой батат? Мы настолько привыкли не ждать ни от кого помощи, что перестали даже молиться Хранителям. И перестали просить других аквиллионцев. Что мы могли предложить Олаонде? Мы могли предложить людей. Мы отправили к ним рабочих на доки – для постройки кораблей, способных выдержать путешествие на крайний Восток. И спустя год мы получили первый груз солёной рыбы. Это была небольшая, плохо засмоленная ладья с протекающим трюмом, но Аль-Сехмет знал, что он заработал эту еду, и с готовностью накормил своих жителей…

 

Так, за разговорами и рассуждениями о восточном менталитете аквиллионцев провели они около двух часов. Они давно уже нагнали караван, и теперь их время от времени объезжал один из сехметовцев, чтобы убедиться, что всё в порядке. От Али Райот узнал, что это наёмник. Несмотря на то, что фигура бойца выглядела довольно хрупкой, почти женственной, казалось, будто его окружает аура опасной силы. Клаймбдан поделился мыслями со своим наставником. Тот загадочно ухмыльнулся.

Природа между тем стремительно менялась. На смену равнинным цветущим долинам пришли холмы. Здесь караван основательно задержался, поскольку верблюды то и дело проваливались ногами в неприметные кроличьи норы. Али чуть не перевернул повозку с Райотом вместе, когда экипаж впереди внезапно застопорился.

 

-В чём дело?! – недружелюбно крикнул Старколлер. Не дождавшись ответа, чертыхнулся, и легко спрыгнул вниз. –Сиди, - бросил он Райоту, завидев, что тот неловко становится на ноги.

 

Парень перегнулся через края повозки. Определённо, до пустынь и тамошних ифритов ещё не один день пути – если не сказать, месяц. Тогда почему Али идёт в начало процессии кошачьей походкой и с посохом наизготовку? Однако, судя по всему, переживать не стоило – он вернулся спустя минуту со своей неизменной трубкой во рту.

 

-Ну что? – спросил Райот, когда Али взобрался обратно на верблюда.

 

-Ерунда полная. У первой повозки сломалось колесо. Где мы там остановились?

 

-Файерабис, - напомнил Клаймбдан. У него не было никакого желания пропускать мимо ушей то, что ему говорит Али, напротив, он слушал  с безраздельным вниманием. Про таких говорят – как губка впитывает. Старколлер же, воодушевлённый присутствием такого благодарного слушателя, между тем продолжал:

 

-По Южному берегу пошла одна экспедиция. Но на северо-запад долгое время не находилось добровольцев – кому, однако, охота попытаться пересечь место, что зовётся Пустошью смерти? Но спустя какое-то время, году этак в 25-ом старой эры, когда Аль-Сехмету уже не грозил голод, караванщики, щедро разбавленные стражниками и чародеями, отправились по другому берегу. Их не было довольно долго, но вернулись они самым неожиданным, испугавшим нас способом – материализовались аккурат посреди дворцовой площади нашего султана. Моя мама, тогда ещё девочка, видела это своими глазами. Но самое интересное, то, что у самих путешественников от изумления отвисла челюсть!

 

Правитель, что было неслыханным, сам сбежал к ним со ступеней дворца и потребовал подробного рассказа. Всё ещё в прострации, вышел к нему самый смелый и рассказал нечто удивительное – что за шесть тысяч миль, на крайнем севере, на действующем вулкане стоит целый город! Город, населённый гномами! Гномские названия отличаются конкретикой, потому и поселение зовётся «Файерабис» - «Огненная пропасть».

 

Ты, Райот, видел нашу реакцию на магическое образование Иллениума. Вы показались нам на редкость отстал… Отстающими волшебниками. Но когда наши экспедиторы продемонстрировали гномам свои инструменты и оружие, те расплакались. Буквально. Можешь себе представить, каково гордому сехметовцу, когда его принимают за нищего с мозгами набекрень.

 

Гномы, завидев нашу ярость, поспешно извинились, а затем провели наших по своим залам и лабораториям. Тут-то экспедиторы в самом деле почувствовали себя недалёкими. Впервые увидели мастерски выделанную кожу, светящееся оружие и доспехи, изукрашенные алхимической тайнописью. Казалось, город не испытывает недостатка ни в чём!..

 

Но один из сехметовцев заметил, что в то время, как они все ахали над шикарными изделиями и восхищались мастерством ремесленников, гномы смотрели на свою же работу равнодушно, вплоть до презрения. Пообщавшись с одним из мастеров, экспедитор выяснил, что гномы – не самая воинственная раса Аквиллиона. Им доставляет удовольствие сам процесс создания предмета, но затем оружие или доспех неизменно отправлялся на склад, где из него выветривались чары, и он постепенно покрывался слоем пыли.

 

Файерабису нужна была торговля. Аль-Сехмету были нужны их обширные знания о кузнечном, кожевенном и алхимическом делах. Правители ударили по рукам – в Городе-в-песках открылась ремесленная школа, курируемая гномами. А Аль-Сехмет, что всё ещё отправлял экспедиции в разные концы Аквиллиона, принялся тоннами закупать оружие у Файерабиса… Ох ты, кажется, наконец-то едем!

 

Райот будто очнулся от транса – он успел позабыть, что они, оказывается, сейчас направляются в этот удивительный город с гордыми и сильными людьми, что готовы пройти многие мили, чтобы получить желаемое. Али, насвистывая песенку, осторожно стеганул верблюда – и вот они уже едут среди холмов, по едва видным звериным тропам. У Клаймбдана роился в голове миллион вопросов, и всё же, размышляя над рассказом своего наставника, он находил ответ на каждый из них. Олаонда снабжала провизией, Файерабис поделился своими знаниями о ремесле. Что же мог предложить тогда Аль-Сехмет? Как пополнялась его казна?

 

-Кристаллы, - бросил Али, не нарочно обдав лицо Райота горячим дымом. –Проклятие и благословение нашего города. Подержи-ка…

 

Старколлер вручил парню трубку, запустил руку за пазуху, пару раз чертыхнулся, затем извлёк длинный свиток пергамента.

-Погляди.

 

Райот развернул пергамент и обомлел. Перед ним раскинулся весь Аквиллион с десятками городов, морями и лесами…

-Ух ты! – прошептал он, глядя на старинные названия.

 

-Что?! – Али чуть не упал с верблюда. По каким-то причинам, он, как видно, не мог уразуметь, как реакция на этот пергамент могла была быть выражена именно как «Ух ты!» -Что… А, это Аквиллион до Катаклизма, извини. Вот.

 

Он бросил Райоту замызганный кусок бумаги. Клаймбдан взял его двумя пальцами. Если на эту карту не наступили, то, по крайней мере, пару раз в неё сморкались точно. Приглядевшись, Райот понял, что пятна на пергаменте – это чернила, а внизу – названия. Он разгладил лист на коленях.

 

Вдалеке, на крайнем востоке, аккурат у побережья – «Аль –Сехмет». На севере, около частокола треугольников, которые, судя по всему, были призваны схематично изобразить горы – Файерабис (с датой 26 лет ст.э). Внизу – Олаонда, окружённая деревьями и болотами - 15-ый год ст.э.. Иллениум, что был в центре этой сумбурной композиции, был нанесён на карту совсем недавно – чернила не успели выцвести. Весь левый нижний угол карты – огромное белое пятно, но оставались ещё три странных неподписанных объекта – один немного выше Аль-Сехмета, помеченный как «В». Один – почти вплотную к Олаонде с буквой «О». И ещё один – на выступающем больным зубом полуострове около Великой пустыни. Его украшала буква «З».

 

-«О», «З», «В»… Нет, не может быть…

 

-Огонь, Земля, Вода. Рад видеть, что голова у тебя работает, - хихикнул Али, от души затягиваясь. –Так и есть. Во время «Экспедиций вдоль берегов» были обнаружены залежи кристаллов. Три шахты, принадлежащие Аль-Сехмету, на которых с большим трудом добываются эти мерзавцы, - Старколлер на миг достал из кармана свой кристалл Огня. –В Файерабисе за один из них четыре склада с оружием опустошили.

 

Райот обессиленно откинулся назад на своей повозке. Ведь бред же, абсурд, и всё же…

 

-А почему тогда на шахтах Аль-Сехмета трудятся шахтёры Иллениума? – безжизненно спросил он, глядя на крошечные буковки «О», «З», и «В».

 

Это единственный раз, когда Клаймбдан видел своего друга на земле – его слова ввергли Али в такое сильное потрясение, что тот свалился с верблюжьего горба. Однако тут же вскочил. Даже не замечая, что в тюрбан набились травинки, уставился на своего ученика с отпавшей челюстью.

-Прошу прощения,  ЧТО?!

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ:   http://forum.nura.bi...ы-мне-я-тебе-3/


Сообщение изменено: Дыхание жизни (13.10.2017 22:01)

Очень бывший неравнодушный игрок.
Жрец.
Люблю писать... и держать в курсе.



0 посетителей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых